"РОССИЯ - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"
 
Вы здесь: Главная > Пресса о нас > "Вести" и страсти Антона Губанкова  
 

"Вести" и страсти Антона Губанкова

He секрет, что российские "Вести" - самая рейтинговая новостная программа, собирающая у телеэкранов огромную зрительскую аудиторию, по масштабу сравнимую разве что с армией любителей сериалов. Такой успех зарабатывается бешеным, едва ли не круглосуточным, трудом, так что у создателей программы каждая минута на вес золота. Поэтому мы решили: коли уж к нам в гости пожалует руководитель отдела информационного вещания РТР известный телеведущий Антон Губанков, мы пригласим его как бы от имени популярных телепередач, героем которых он мог бы стать, появись у него свободное время.

- Антон Николаевич, допустим, маленького Антошу Губанкова в передаче "Устами младенца" просят объяснить взрослым слово "телевизор".

- Это то, вокруг чего все собираются. То, что смотрят родители. Мультфильмы (например, про моего любимого Карлсона или Винни-Пуха). Если бы я был ребенком сейчас, то наверняка взахлеб смотрел бы рекламу.

- Студенческая программа (некий "Гаудеамус") интересуется: где и как нужно учиться, чтобы в жизни пригодиться?

- Прежде всего учиться нужно на совесть. Сейчас такая жизнь, что потом заполнять пробелы в образовании будет некогда. А главное - оказаться на своем месте. Мне кажется, у меня это получилось. Поступление на филфак не было спонтанным решением. Я вырос в уникальной семье: по линии мамы все - художники, к папе (он у меня с двойным образованием, филолог и философ) приходило столько известных и умных людей, что тяга к творчеству возникла как-то сама собой. Однажды, когда мне в четвертом классе в библиотеке отказались выдать "Анну Каренину", папа заступился: "Нет такой книги, которую ребенку нельзя читать". С этой фразы я начинал общение со всеми библиотекарями.

- "Что хочет женщина?" хочет знать, много ли у тебя поклонниц?

- Больше всего их было, кода вел свою программу на радио. Голос дамам нравился. Да так, что присылали даже волосы в конверте! Но я был абсолютно равнодушен. Мне это казалось не вполне заслуженным: ничего особенного не делаю, просто работаю.

- Давай разовьем тему подвигов во имя Прекрасной Дамы.

- В студенческие годы однажды всю ночь провел под окнами любимой девушки. Мы жили по соседству - я на Биржевом, она в Тучковом переулке. Каждый вечер я делал пробежку. И тут вдруг так захотелось посмотреть на ЕЕ окна, что прямо в трусах и майке (в конце 1970-х были отличные трусы и майки!) остановился. Она выглянула и помахала мне рукой. Вдохновленный, я продолжал стоять, пока ОНА не вынесла мне яблоко. Мне было больше ничего не нужно! Вернулся домой окрыленный, часа в четыре утра.

- Слышала красивую американскую историю...

- Отношения с Лорой длились четыре года. Она была в Петербурге на стажировке, потом работала здесь в юридической фирме. Наш роман протекал в начале 1990-х, на фоне новой капиталистической России и Петербурга Собчака. Мы с Лорой были по нескольку месяцев то здесь, то там. Но в конце концов нам нужно было выбирать, где обустраиваться. Я уезжать не хотел, а у Лоры планы были связаны с Америкой.

- Ходят легенды, что ты - муж Пayкшто или Фрадкиной.

- Серьезно? Что, одновременно? (Смеется...) Почему-то все думают, что на телевидении все друг с другом живут. Телевизионные легенды редко связаны с реальностью. Могу сказать, что всех своих коллег я люблю. Но как коллег. Ну а женился в 33 года, и мне кажется, что мы с Мариной очень подходим друг другу. Познакомились, когда оба работали в "Информ-ТВ", я ведущим, а она редактором новостей. Главное, мы друг друга понимаем: работа у меня, с семейной точки зрения, - не позавидуешь. Ухожу спозаранку, появляюсь ночью, выходные случаются редко. Марина занимается домом, воспитывает сына, а эта работа, может быть, тяжелее моей. Но и я ей помогаю: заезжаю в магазины, мою посуду. Иногда.

- Теперь к тебе пожаловал "Квартирный вопрос".

- Как раз вовремя. Мы наконец купили квартиру на Васильевском. У меня неоднозначное отношение к этому месту: аура здесь все-таки достаточно тяжелая. Но я здесь родился, с детства дышал рекой и с некоторых пор хотел жить только с видом на Неву, как в детстве. Оказалось, что под окнами нового жилья Нева не течет, зато раньше здесь жил знаменитый Мстислав Добужинский. Решил обойтись без Невы. А через полгода ремонта вышел на балкон, голову направо повернул - она! Пусть далеко, но просматривается. Судьба.
Дом будет в стиле фьюжн. В этом стиле работает любимый мною декоратор Андрей Дмитриев. Вообще я - пассеист, человек, который любит прошлое. Если в квартире есть лепнина, не могу ее сбивать, восстанавливаю. Здесь поселятся вещи, которые сопровождают меня всегда: картины родственников, их друзей. Стихи Александра Володина (написанные мне) в рамке. Старый американский автомобильный номер. Или камень из сирийской Пальмиры. Квартира должна быть живой, а не музейной. И не буржуазной. Мой друг искусствовед Михаил Герман говорит, что дом должен быть таким, чтобы туда было не стыдно пригласить небогатого человека. В общем, нельзя у гостей требовать снимать обувь.

- Какие страсти поселятся в твоем доме, любопытствует программа "Люди и страсти"?

- Всякое старье - кастрюли, чайники, кофеварки, бытовая утварь. Гордость коллекции - ингалятор XIX века, похожий на паровую машину. Но и эти вещи не будут просто экспонатами: не обязательно варить в старинной кастрюле суп, но в ней обязательно будем что-то хранить.
А еще у меня огромная библиотека. Много книг по Петербургу, стараюсь покупать все, что выходит.

- "Авто-Питер" интересуется, на какой скорости разъезжает телезвезда, какие авто предпочитает и как общается с гаишниками?

- Я не лихач, но не люблю, когда на дороге хамят. Недавно даже вышел из машины и подрался с одним... Ну да ладно. Я поклонник BMW, у нас с женой машины этой марки. Ничего более совершенного не придумать.
У меня специальные номера, но ГИБДД все равно останавливает. Узнают не всегда: теперь почти не появляюсь на экране, да и лицо у меня обыкновенное, из серии "где-то я вас видел". Я не тот водитель, который брезгливо морщится при слове "Гаишник". Гаишник - ведь это просто человек с неизбывной жаждой общения. Вот однажды останавливает по дороге с дачи, внимательно вглядывается: "Это вы разговаривали с президентом?" А я как раз два дня назад вел большое интервью с Путиным. Лицо инспектора приобретает торжественную строгость: "Скажите, а какой ОН?" И я искренне рассказываю, что он такой человечный, что он мне очень понравился и мне даже стало его в чем-то жалко. Не поверите: у инспектора по щеке прокатилась скупая мужская слеза. "я так и думал. Счастливого пути!" Протянул документы и потом еще долго стоял на дороге, глядя мне в след.

- Вот мы и переехали в программу "Как это было", в которой тебя пытают по поводу президентских встреч. Честно признаться, было это очень достойно — и нашего города, и высокого гостя.

- Мне бы не хотелось быть таким "человеком, который Ленина видел". Но впечатление действительно незабываемое. Первое интервью с президентом мы вели вдвоем с Аллой Маниловой, второе уже втроем, был Игорь Павловский. Волнение? Его не было. Во-первых, я не воспринимаю Путина как человека чужого, потому что он из Петербурга, а петербургских людей всегда можно узнать по неким кодам, у нас много общего. Потом, с Владимиром Владимировичем мы сталкивались еще в Университете, когда он работал там проректором. А одно из первых интервью с ним я записывал, когда он был председателем комитета по внешним связям в Смольном. Он тогда был совершенно другим.
Путин поразил нас не напускной, а очень органичной простотой общения. Первая встреча проходила на президентском катере, пришвартованном у Английской набережной. Мы стояли на палубе и ожидали увидеть президента в окружении свиты, а он вдруг появился совершенно один. Никакого ажиотажа вокруг. Может, поэтому он показался мне каким-то одиноким.
Путин - человек живых, трогательных реакций. Когда готовились к эфиру, положили на стол запасной микрофон-шайбу (на языке телевизионщиков — "лягушку"). Он сразу стал интересоваться, что это такое, и очень веселился, узнав неформальное название микрофона. Думаю, подспудно он это сделал потому, что сам хотел нас несколько развлечь перед эфиром.
После второго разговора, в новой резиденции в Новоогареве, он вдруг предложил пойти вместе выпить чаю и спросил: "Может быть, кроме чая, чего-нибудь еще?" Надо было вежливо отказаться, а я взял да и предложил... выпить за 300-летие города (дело было как раз перед датой). Президент поддержал. Вообще-то, меня потом все стыдили: мол, нельзя так себя вести с главой государства. Ведь пришлось кому-то идти за вином. Владимир Владимирович спросил о наших впечатлениях от Константиновского дворца, и я аккуратно так сказал, что есть еще, например, Ораниенбаумский, который попросту погибает. "Надо будет заняться", - согласился президент. И вот недавно на восстановление Ломоносова выделили серьезную сумму - кто знает, может, и наш разговор повлиял... Президент провел нас по своей резиденции. С гордостью показал изразцовую печь, которая напоминает ему интерьеры Екатерининского дворца. Посетовал, что зашел в соседнюю комнату: она была битком забита картинами, которые, видимо, приготовили, но не повесили. "Владимир Владимирович, у вас там картины, требуйте, чтобы повесили!" - "Да вы что?!" - обрадовано удивляется Путин.
Интересно, что теперь, когда вижу президента на экране, невольно всматриваюсь, оцениваю с профессиональной точки зрения: удачный ли галстук, грим, усталый ли вид, в каком настроении. Не чужой человек.

- Некая кулинарная программа мечтает узнать у тебя "рецепт" вкусных новостей.

- Некоторые новостийные программы смотрятся как тележурнал. Но настоящие новости - внутренне выстроенная структура, со своей драматургией. Начинаем с чего-то интересненького, чтобы зацепить зрителя, но сразу все не дадим, потому что он это увидит и переключится на другой канал. Немножко поинтригуем, пустим какую-то официальную вставку, зато потом как закрутим и на закуску что-то оставим. Каждый раз это определенная история. "Санта-Барбара" - в хорошем смысле. Например, когда на Двинской обрушился дом, наш оператор Илья Кожухов снял младенца, которого спас пожарный. Кадры, достойные истории! Два месяца мы следили за судьбой этого младенца, и люди не отрываясь смотрели: а что с ним, как он, как родители? В результате семье даже дали квартиру, хотя никаких видимых оснований для этого не было.

- И, наконец, к тебе пожаловала программа "Вести" - снимать ваши последние новости.

- Запущен совместный проект с московскими "Вестями" по обмену сюжетами. Программа "Вести-Культура" с Анной Фрадкиной будет выходить в получасовом формате на канале "Культура". А петербургское "Радио России" можно теперь слушать в Интернете. Еще мы задумали проект "Деловые вести".
А главное, теперь "Вести-Петербург" несколько раз в неделю будут выходить на "РТР-планета", то есть нас будет смотреть весь мир. Программу мы делаем не менее качественную, чем столица: мы тоже лауреаты "ТЭФИ". Но все равно я всегда считаю, что работать надо еще лучше. Мы просто должны так настраиваться, чтобы всегда быть первыми!

Марина ПОЛУБАРЬЕВА

 

Дирекция Новости Дирекции Контакты Пресса о нас Программа передач Карта сайта Ссылки

 

ЭСМИ "Россия-Санкт-Петербург" (www.rtr.spb.ru). © 2001-2020, www.rtr.spb.ru (ртр.спб.ру). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-72201 от 24.01.2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин Андрей Анатольевич. Ответственный за содержание сайта -  Александрова Екатерина Анатольевна. Адрес электронной почты редакции ЭСМИ - webmaster@rtr.spb.ru. (812) 234-56-37. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК) и со ссылкой на сайт "www.rtr.spb.ru" (для интернет-проектов - с гиперссылкой). Для детей старше 16 лет.