"РОССИЯ - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"
 
Вы здесь: Главная > Пресса о нас > «Слишком многие не понимают, зачем им свобода слова»  
 

Руководитель петербургских «Вестей» телеканала «Россия» Антон Губанков:

«Слишком многие не понимают, зачем им свобода слова»

Антон Губанков четыре года руководит службой информации дирекции «Санкт- Петербург» Всероссийской государственной телерадиокомпании. В его ведении находятся девять разнообразных петербургских «Вестей» - самых рейтинговых новостийных программ нашего города. Очевидно, что телевидение участвует в формировании восприятия реальности. О том, как оно формируется, Антон Губанков рассказал корреспонденту «Известий» Екатерине Ефремовой.

Известия: По каким критериям формируется «картина дня» и влияет ли на этот процесс то, что «Вести» выходят на государственном канале?

Антон Губанков: Критерий один: важно, чтобы сообщаемое было Новостью. Работа на государственном канале лишь усиливает журналистскую ответственность. Мы, например, не можем сказать: «По нашей информации завтра чиновника Пупкина снимут с занимаемой должности», хотя, уверяю вас, о том, что его могут снять, мы узнаем гораздо раньше других СМИ. Мы доверяем только абсолютно проверенной информации. Если есть официальная бумага, что Пупкина сняли, - мы об этом сообщим. Петербургские «Вести» - это не место для слухов, сплетен, догадок и цитирования интернет - сообщений сомнительного качества. Если есть дилемма: оперативность или не до конца проверенная информация - мы предпочтем лишний раз проверить то или иное сообщение. Поэтому у нас и ошибок меньше, чем у наших коллег.

Известия: Но, тем не менее, существуют ли запретные для «Вестей» темы и персоны? Могут ли «Вести», скажем, критиковать политику губернатора города Валентины Матвиенко?

Губанков: Критиковать просто ради критики, как это делают некоторые СМИ, - не можем. Не солидно. Если же вы хотите спросить, зависим ли мы от городских властей, то скажу абсолютно откровенно: не зависим. Мы скорее зависим от наших телезрителей, а организационно - от федерального руководства телеканала «Россия».

Известия: Какой же это руководство видит сейчас страну, и Петербург в частности?

Губанков: Что нас отличает сейчас, в XXI веке, от других? Неужели разгул террора, дело Ходорковского, проблемы с инвестициями? Вот ажиотаж вокруг футбола. В него вкладывают огромные деньги, я знаю, что это бизнес, но были бы победы! Национальный бренд России не нефть, не футбол, а культура, наука, образование, русский характер.
Поймите, в ближайшие полвека не будет по-другому. Наши культовые бренды - это Эрмитаж, Пиотровский, Малый драматический театр - Театр Европы, Додин, Мариинский театр, Гергиев, Достоевский, Чайковский, Менделеев, Алферов...
Именно эти имена вызывают священный трепет за границей.
Петербург, как ни старались сделать его городом-портом или банковской столицей, он как был, так и остался культурной столицей России. На этом нужно и можно зарабатывать огромные деньги: достаточно вспомнить, что каждый иностранный турист оставляет в городе где-то тысячу долларов. Если бы туризм в Петербурге был такого же размаха, как в любой из европейских столиц, - доходов от него уже хватило бы для городского бюджета. Даже для тех, кто занимается в Петербурге лишь бизнесом, «made in Petersburg» значит что-то важное: а Петербург прежде всего и есть - его история и культура.

Известия: А почему же телевидение так мало уделяет внимания нашей пресловутой петербургской культуре, точнее, культурой занимается исключительно канал «Культура»?

Губанков: Неужели вы думаете, что с помощью телевидения, как в старые добрые времена, можно сеять разумное, доброе, вечное?

Известия: Хотелось бы надеяться...

Губанков: Здесь есть проблема. Телевидение давно уже превратилось в саморегулирующийся рыночный организм. Оно делает деньги на рекламе, и не только: ему иначе не выжить. Заработав денег, телевидение вкладывает их в производство, новые проекты, потом зарабатывает еще - это рыночный механизм.

Известия: Кроме канала «Культура», разумеется: там же рекламы нет.

Губанков: На канале «Россия», на мой взгляд, хватает и просветительских программ, и документальных сериалов, и аналитики. Но повторюсь: телевидение - это очень сложный саморегулирующийся рыночный организм, который как бы сам отторгает нерейтинговые проекты. Иначе оно просто не выживет и не будет вообще ничего - ни хороших, ни плохих программ. Любой опытный менеджер понимает, что телевидение - это носитель самой эффективной рекламы: сюда идет огромный денежный поток.
Но не нужно думать, что у нас плохое телевидение. Оно интересное, синтетическое: можно и хорошее кино посмотреть, и документальные фильмы, и кулинарные программы, и сериалы, и интерактивные ток-шоу.

Известия: Интерактивность предполагает наличие прямого эфира?

Губанков: В основном да.

Известия: Но ведь сейчас с экрана телевизора исчезают программы с прямым эфиром, политические в первую очередь.

Губанков: Какие программы вы имеете в виду? «Свободу слова»? Вопрос к менеджерам НТВ. Я, кстати, думаю, что Савика Шустера мы еще увидим на экране. Он неплохо знает футбол. Мог бы и кулинарное шоу вести...

Известия: А зачем ему вести кулинарное шоу? У нас вообще уже такое количество кулинарных шоу, что непонятно, зачем их показывают?

Губанков: Как зачем? Потому что их смотрят. Потому что раньше, и очень долго, такого не было. Потому что там нередко показывают, как из скромного продуктового набора можно сделать очень неплохую еду.

Известия: Смотрят на то, как люди готовят пищу?

Губанков: Смотрят.

Известия: А при чем тут политические программы?

Губанков: Если политическое шоу популярно, у него высокий рейтинг, оно красиво сделано, его смотрит аудитория, а не несколько человек из элиты, то почему бы ему и не быть на телеэкране: вот, например, ток-шоу Владимира Соловьева «К барьеру».

Известия: Могли бы вы поделиться своей технологией изготовления рейтинговых новостей?

Губанков: Меньше всего я хотел бы публично делиться своими ноу-хау. Я читаю в Петербургском университете на факультете журналистики спецкурс «Современные новости на современном телевидении». Там кое-что рассказываю. А основы технологии, если хотите, такие: любить свою работу, людей, с которыми работаешь, людей, для которых делаешь телевидение, и никогда не останавливаться на достигнутом.

Известия: Что вы, с профессиональной точки зрения, можете сказать про передачу «Валентина Матвиенко: Диалог с городом»?

Губанков: Только хорошее. Это крепко сделанное телевидение.

Известия: Как вам кажется, почему в сюжетах «Народной линии» всегда находятся «стрелочники» - конкретные чиновники, а не анализируется общая ситуация в городе?

Губанков: А вы почитайте «Народную линию»! Там жители города поднимают конкретные вопросы, за которые отвечают конкретные люди. Я не думаю, что нужно идти на поводу у тех, кто за прорванную трубу и разбросанный мусор винит исключительно губернатора.

Известия: Координируете ли вы свою работу со своей бывшей руководительницей Мариной Фокиной - ныне главой Пятого канала?

Губанков: Я люблю эту женщину, и мы часто встречаемся. За чаем. Но ни о какой координации работы речи, конечно, нет.

Известия: Как вы оцениваете новое вещание петербургского «Пятого канала»?

Губанков: Думаю, что мне некорректно было бы выступать в роли оценщика. Могу сказать одно - канал изменился кардинально, многие программы вполне можно назвать революционными для петербургского телевидения.

Известия: Как вы думаете, почему у петербургских каналов местные новости - в отличие от западных новостийных каналов - часто превращаются в хроники происшествий вперемешку с пропагандой политики властей либо освещением «пресс-релизных мероприятий»?

Губанков: Если вы имеете в виду ситуацию в Петербурге, то, судя по вашему вопросу, вы давно не смотрели местные новости, да и западные тоже. Могу сказать абсолютно ответственно: я не видел на Западе региональных новостей лучше, чем петербургские «Вести».

Известия: По вашему мнению, возможна ли «свобода слова» на государственном канале в условиях рыночной экономики? В принципе?

Губанков: Мне не нравится ваша постановка вопроса: она подразумевает определенный ответ. Мне не нравится и спекуляция на понятии «свобода слова». У нас сейчас, грубо говоря, любые корпоративные выяснения отношений идут со ссылкой на уничтожение свободы слова. Да и обсуждение любого политического вопроса перерастает в дискуссию на ту же тему.
Думаю, что когда у нас будет гражданское общество с классической рыночной экономикой, то тогда у нас будет и свобода слова в западном, её понимании. Если мы будем говорить о той «свободе слова», которая была во время бардака в государстве, то это ведь не свобода слова, поскольку свобода подразумевает и гражданскую за нее ответственность. Гражданской ответственности не бывает без гражданского общества.
Как мне кажется, сейчас слишком многие в России не понимают, зачем им свобода слова. При западной рыночной экономике она выгодна: приносит деньги, стабильность. Мы же не можем вдруг взять и волшебным образом перестроиться. Даже за несколько десятков лет.
 

 

Дирекция Новости Дирекции Контакты Пресса о нас Программа передач Карта сайта Ссылки

 

ЭСМИ "Россия-Санкт-Петербург" (www.rtr.spb.ru). © 2001-2021, www.rtr.spb.ru (ртр.спб.ру). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-72201 от 24.01.2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин Андрей Анатольевич. Ответственный за содержание сайта -  Александрова Екатерина Анатольевна. Адрес электронной почты редакции ЭСМИ - webmaster@rtr.spb.ru. (812) 234-56-37. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК) и со ссылкой на сайт "www.rtr.spb.ru" (для интернет-проектов - с гиперссылкой). Для детей старше 16 лет.