"РОССИЯ - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"
 
Вы здесь: Главная > Пресса о нас >  
 

Радиомост

Помнит ли город о памятниках?

ПАМЯТНИКИ ЗЕЛЕНОГО ПОЯСА СЛАВЫ,
не считая садов и рощ


На рубежах блокадного кольца Ленинграда:

Кировский вал, Пулковский рубеж, Ополченцы, Непокоренные, Штурм, Ижорский таран, Невский порог, Безымянная высота, Невский пятачок, Прорыв, Сестра, Сад мира, Лемболовская твердыня.

На трассе Дороги жизни:

Цветок жизни, Румболовская гора, Катюша, Разорванное кольцо, Стальной путь, Переправа.

На рубежах Ораниенбаумского плацдарма:

Берег мужественных, Дальний рубеж, Гостилицкий, Январский гром, Якорь, Атака, Приморский.


Город отметил 61-ю годовщину полного освобождения Ленинграда от блокады, но помнит ли город о том, что по идее само должно напоминать о подвиге Ленинграда? Что сегодня происходит с комплексом памятников «Зеленый пояс Славы»? Каковы перспективы - или их нет вообще? Эти вопросы обсуждали ведущая «Радиоклуба на Итальянской» Наталия Савощик, Зоя Кошик, автор Государственной программы реконструкции и замены памятников Зеленого пояса Славы, и главный редактор журнала «Нева» писатель Борис Никольский.

Борис Никольский: - Я хорошо помню, как зарождалась идея Зеленого пояса Славы: ее инициатором был писатель Михаил Дудин - человек, прошедший тяготы войны. Предполагалось на главных рубежах обороны Ленинграда поставить памятники, которые соединялись бы зеленой лесополосой... Никогда не забуду такую картину: когда летом 44-го мы возвращались из эвакуации в Ленинград, поезд проходил через станцию Мга - и там не было ни одного целого дома, ни одного живого дерева. Стояли только горелые стволы и трубы - остатки домов. Вместо станции был вагончик... Так вот, по замыслу Дудина, в Зеленом поясе должны были сохраняться свидетельства - те же доты и окопы, - чтобы потом люди видели не бутафорию, а то, что было на самом деле на Ивановских порогах, под Лиговом, под Колпином... В Хиросиме, например, сохранили дом, пострадавший от бомбежки, - как памятник трагедии. Это впечатление эмоциональное - мощнейшее. К сожалению, идея Дудина если и воплотилась, то далеко не полностью и далеко не в первоначальном замысле.

Наталия Савощик: - Зоя Петровна, в Зеленом поясе Славы 32 памятника, из них семнадцать - на городской территории, а остальные на территории Ленинградской области. Получается, единый комплекс памятников
федерального значения располагается в двух разных субъектах Федерации...


Зоя Кошик: - Судьба этих памятников печальна и, на мой взгляд, трагична: провозглашается, что Зеленый пояс Славы существует, что это федеральные памятники, и тем не менее они находятся в ужасном состоянии. В лучшем случае покрашены серой краской. И прилегающую территорию благоустроенной не назовешь. Памятники сложились в комплекс в 68-м году, но юридического оформления это не получило. Вы только представьте себе: всю документацию о Зеленом поясе Славы сотрудники правительства высылают мне на домашний адрес!.. потому что юридического лица у памятников нет. С одной стороны, у чиновников есть желание распределить эти памятники по районам, но у районных администраций - в силу законодательства - нет права с этими памятниками работать: в принципе на администратора, который позволит себе хотя бы скамейку возле памятника переставить, можно подать в суд - потому что он поступает неправомерно.

Н. С: - Между тем в Пушкине, например, покрасили стелу в красный цвет...

3. К.: - Тут даже не к администрации вопрос - существует городской комитет по защите и охране памятников, там есть человек, который отвечает за федеральную собственность в городе - но у нас таких объектов не одна тысяча, и этот человек просто физически не в состоянии отследить, что происходит еще и на 220 километрах Зеленого пояса Славы. Да, он работает с документами о памятниках - но не с самими памятниками. Я утверждаю: единственный способ сохранить этот комплекс - создать государственное учреждение, которое получало бы финансирование из федерального бюджета мятников, за их реконструкцию и за разработку экскурсионной политики - так, как это было до 80-х годов. Сейчас это сделать невозможно: то, что мы имеем сейчас, показывать нельзя. Это недостойно нашего города. Главное, этот вопрос должен быть решен не городом, не областью, а федеральным правительством, потому что это федеральная собственность.

Н. С: - Борис Николаевич, что можно предпринять, чтобы решить эту проблему?

Б. Н.: - Несколько лет назад мы опубликовали в журнале «Нева» статью о Зеленом поясе, проводили «круглый стол» с фронтовиками, с участниками блокады, писали письма городским властям... И получали положительный отклик. Понимаете, в чем трагедия: ни у кого язык не повернется сказать, что создание Зеленого пояса было неосуществимой идеей, - наоборот, все поддерживают. Но решиться наконец определить хозяина этих памятников, который отвечал бы за эти мемориалы, «не может» никто. Причин сколько угодно: то денег нет, то одно постановление не стыкуется с другим... но я за свою долгую жизнь, за время пребывания и депутатом горсовета, и депутатом Верховного совета убедился в том, что наша бюрократия достигла верха совершенства в умении делать вид, будто что-то решается - тогда как на деле не происходит ничего. Я давно знаком с Зоей Петровной и удивляюсь ее настойчивости - я бы не выдержал такого многолетнего «отфутболивания», часто в унизительной форме: не допускают, уходят от ответа... Потому что для многих инстанций она - никто, простой человек; и в то же время именно перед такими людьми у нашей бюрократии вырабатывается страх и желание от них укрыться. Я наблюдаю за этой историей много лет и начинаю сомневаться, что можно пробить эту бюрократическую, доброжелательную стену - не железную, а ватную, о которую голову не разобьешь, но через которую нельзя пройти.

Н. С: - Я знаю, что Зоя Петровна пробивает идею создания государственного учреждения больше 10 лет, мы еще в 94-м году впервые на «Радио России» сделали передачу об этом. Были отклики городской власти, были эмоции - и опять все остановилось.

3. К.: - Еще когда страна готовилась к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне, была разработана государственная программа поддержки памятников, и когда я выступала на Федеральном совете в Москве, мне было заявлено, что и Зеленый пояс Славы, конечно, не оставят. Поскольку специального юридического лица у Зеленого пояса нет, выделенные деньги шли в город и область; по крайней мере два года моими усилиями из федерального бюджета в Петербург и Ленобласть направлялись приличные суммы, но куда они делись, кто их использовал, я не знаю и узнать не сумею, потому что в мои функции не входит контроль бюджета.

Н. С.: - По крайней мере на внешнем виде памятников Зеленого пояса Славы эти денежные вливания отразились?

3. К.: - Абсолютно никак. Например, стелы в Пушкине и на Петергофском шоссе были покрашены относительно недавно...

Н. С: - Я знаю, что и лето 2004 года вы провели в Москве, добиваясь внимания со стороны федерального правительства...

3. К.: - Вот тут прозвучало слово «стена». «Стены» нет - есть «кухня», на которой варится определенный обед, в который надо добавить лишний кусок. Этот кусок класть не хотят, потому что это бюджетные деньги. Если бы я не видела сметы, которые показывают, что Зеленый пояс Славы финансируется, то и разговора бы не было. Да, у нас тяжелое финансовое положение в государстве, но ни одно правительство себе не позволит сказать: на эти памятники средств нет. Потому что эти памятники - особенные. Мне бы очень хотелось, чтобы чиновники спокойно определились: ну есть вещи, на которые нужно выделять деньги, как это делается в любом государстве. Мне хотелось бы, чтобы люди, от которых зависит развитие ситуации, прекратили бояться этих затрат - все равно необходимых. Когда строился этот комплекс, мы жили значительно беднее, чем сейчас, - и это не помешало его создать, потому что люди понимали значение того, что делают. В любом случае я эту тему не оставлю - по одной простой причине: я не вижу того человека, который предложил бы лучшую программу, лучший план.

Н. С: - В названии программы «Реконструкция и замена памятников Зеленого пояса Славы ключевые слова обозначены; но если с реконструкцией все понятно, то что значит «замена»?

3. К.: - Совершенно не было идеи о том, чтобы заменить всё! Из 32 памятников Зеленого пояса предполагалось заменить девять: речь о тех объектах, которые изначально были поставлены на время - но, как видим, стоят до сих пор. Когда я разговаривала с автором стел архитектором Петровым (он, к сожалению, ушел из жизни), он сказал: «Когда мы создавали этот комплекс, я был студентом, и я совершенно не обижусь, если на месте стел появятся достойные памятники». Я думаю, что в экскурсионном маршруте лучше посещать скульптуры, а не глядеть на стелы, временно поставленные несколько десятилетий назад и сейчас выкрашенные в серую краску. Но, разумеется, основная задача - сохранение. А такая работа требует финансирования...

Н. С: - И серьезной детальной проработки...

3. К.: - Детальная проработка уже сделана, проект есть - но затраты неизбежны: люди, которые работали и будут работать над этим, должны быть финансово поддержаны. Знаете, был момент, когда письмо с просьбой о создании госучреждения подписали полторы тысячи жителей города - в том числе и очень известные: Жорес Алферов, Кирилл Лавров… Пиотровский в курсе. Это обстоятельство прекрасно знают люди, от которых зависит развитие ситуации, поэтому я думаю, что к 60-летию Победы... я не говорю, что есть надежда... но все-таки должно же проснуться отношение к тому, что происходило 60 лет назад, - уважение к тем людям, которые сохранили нам возможность жить. Поэтому я думаю, что мы все-таки не зря сейчас затеяли этот разговор. Может, в преддверии Победы, в которой Ленинград сыграл исключительную роль, можно рассчитывать на то, что самые высокие властные структуры обратят внимание на Зеленый пояс...

Б. Н.: - Беда еще в том, что нас постоянно пытаются уверить: памятники стоят, кто-то за ними худо-бедно ухаживает - чего всполошились?

3. К.: - Да по простой причине это все происходит! Те чиновники, которые пишут мне письма в большом количестве, эти памятники не посещали; не видели, в каком они состоянии - судят только по фотографиям.

Б. Н.: - Может, нужно устроить для госчиновников экскурсию - ознакомительную поездку по Зеленому поясу Славы, чтобы показать, что есть сейчас и что могло бы быть?

Н. С: - Кстати, хорошая идея. В свое время городских чиновников привозили сюда - Харченко, Уралова... А какой жизнью может зажить Зеленый пояс Славы, в случае если будет создано госучреждение, будет финансирование, реконструкция, приведут в порядок комплекс?

3. К.: - Мы создаем огромный мемориальный музей под открытым небом, который работает так же, как все государственные музеи. Если этот комплекс будет пополняться новыми памятниками, то Зеленый пояс Славы отразит и память о линии обороны Ленинграда, и стало бы понятно, как сегодняшние художники, скульпторы это осмысливают.

Б. Н.: - Для меня несомненно, что Зеленый пояс может жить как музей под открытым небом, об этом говорит опыт европейских стран - я представляю, как там кипела бы жизнь, если бы они обладали чем-то подобным... Людей, переживших блокаду, людей, которые были непосредственными участниками обороны Ленинграда, становится все меньше, и хотелось бы, чтобы еще на их веку мы отдавали им дань - не так, как в старом анекдоте: «наконец-то правительство приняло постановление о льготах участникам Куликовской битвы». У нас же пока делается примерно так: когда людей почти не осталось - им выносится благодарность. Мы часто говорим о некоем самоуничижении нашей страны, о том, что мы не умеем отстаивать свое достоинство, - печальная история Зеленого пояса Славы, мне кажется, пример того. Когда бываешь в западных странах, видишь, как они буквально любую памятную деталь бережно сохраняют, превращают в объект туристского интереса. У нас это огромное уникальное поле народной славы - и мы к нему совершенно равнодушны. Может быть, мы действительно слишком богаты примерами героизма - но в любом случае это не повод быть равнодушным. Надо пользоваться тем, что сейчас еще есть люди, готовые вложить в эту идею свои силы, свое время, свою энергию.
 

 

Дирекция Новости Дирекции Контакты Пресса о нас Программа передач Карта сайта Ссылки

 

ЭСМИ "Россия-Санкт-Петербург" (www.rtr.spb.ru). © 2001-2021, www.rtr.spb.ru (ртр.спб.ру). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-72201 от 24.01.2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин Андрей Анатольевич. Ответственный за содержание сайта -  Александрова Екатерина Анатольевна. Адрес электронной почты редакции ЭСМИ - webmaster@rtr.spb.ru. (812) 234-56-37. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК) и со ссылкой на сайт "www.rtr.spb.ru" (для интернет-проектов - с гиперссылкой). Для детей старше 16 лет.