"РОССИЯ - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"
 
Вы здесь: Главная > Пресса о нас > Виртуальная жизнь Игоря Страхова  
 

Виртуальная жизнь Игоря Страхова

Телевидение иногда напоминает театр - ритмом жизни, пикантной недосказанностью сообщений, количеством интриг и сплетен. Телеведущие - тоже в чем-то актеры, ведь от них не в последнюю очередь зависит, как зрители отреагируют на ту или иную новость. Любимым телеперсонам люди доверяют, узнают их по голосу и иногда пишут благодарные письма. О том, как стать хорошим телеведущим и не "потеряться" на телевидении, журналист Мария Каменецкая поговорила с Игорем Страховым, ведущим вечернего выпуска петербургских "Вестей".

- Игорь, вы на телевидении больше десяти лет. Расскажите, какой путь обычно проходит человек, который попадает на телевидение и очень хочет стать ведущим новостей в прайм-тайм?

- Я не думаю, что нынешние известные телеведущие с самого детства видели себя в этой профессии. И мало кто, поступая на журфак, мечтает: "О, я стану Познером!". Тем более что такие мысли опасны: если что-то не получится, можно пострадать психически. Во всяком случае, когда я только пришел на телевидение, то новости вообще поначалу не воспринимал как что-то серьезное. Я работал в молодежной редакции на Чапыгина и делал большие, развернутые сюжеты, минут по двенадцать. Поэтому новостная информация и репортажи на одну минуту казались мне поверхностным занятием, таким "масскультом" журналистики. Хотя на самом деле суметь за минуту рассказать о том, что в аналитической программе заняло бы в десять раз больше времени, намного сложнее и поэтому интереснее. Правда, сейчас я сюжеты не снимаю, живу виртуальной жизнью: все, что происходит в городе, я смотрю краем глаза, пока читаю текст к сюжету.

- Что было самым сложным для вас на телевидении?

- Поначалу было сложно устанавливать контакт на съемках, ведь часто приходилось использовать людей в своих, журналистских, целях. Человек-то - хороший, но ведь и мне нужен хороший материал. А сейчас вижу в кадре плачущую бабушку-блокадницу и думаю - как хорошо это для выпуска. Ужасно цинично, надо с этим бороться.

- А когда вы попали в кадр?

- Сразу, в молодежной редакции. На телевидении есть негласная установка - раз уж ты попал в кадр, с тобой надо аккуратно обращаться.

- Разве?

- Ну, конечно, по-разному бывает. Сейчас действует жесткий медийный менеджмент. Бывает, ведущим говорят: "Давай, теперь ты будешь спецкорреспондентом". Я выпадал из кадра не раз и воспринимал это нормально. В сюжете я себя чувствовал свободно - делал, что хотел. Сейчас же суть моей работы - легкое редактирование чужих текстов и написание своих.

- Но вам нравится?

- Иногда, конечно, задумываешься: эта телевизионная машина крутится, и ее не остановить. Встаешь, идешь на работу, в двенадцать ночи возвращаешься домой, и так всю неделю, и следующую. Иногда хочется просто остановиться, подумать и что-то поменять. Но пока все нормально, хорошая команда, что очень важно: когда с Чапыгина все уходили в 1999 году, на Карповке как раз такая команда появилась. Одно я точно знаю: мои планы никогда не будут связаны с политикой.

- Я слышала, что вы занимаетесь политикой в Кронштадте.

- Да, из интереса и из желания помочь людям я два срока (т. е. семь лет) работал депутатом в Кронштадтском муниципальном совете. Может, любопытство было, но уж точно не желание заработать денег много - зарплату там получают только председатель и его зам. Может, романтика меня привлекала.

- Романтика?! В политике?!

- Но это же не ЗакС! Вот куда бы я ни за что никогда не пошел работать, особенно после работы на избирательных кампаниях - на Камчатке, в Карелии, в Омске... Я знаю, как это делается, но в Кронштадте все гораздо чище. Первые два года, конечно, было очень интересно: мы делали устав, принимали законы, приходили люди с вопросами. Такая маленькая политика. Но потом стало ясно, что большинство проблем муниципальный совет не может решить. Муниципальная власть в том виде, в каком она существует в Петербурге, совершенно бессмысленная, полномочия слишком ужаты законодательством. В бюджете очень много статей, но каждая - тысяча рублей, две тысячи рублей... На что? Чаепитие по случаю дня инвалидов, чаепитие по случаю дня ветеранов, отправить спортсмена на соревнование, помочь выпустить открытку и так далее. Все, что мы могли сделать на выделенные деньги, - поменять старушке сливной бачок.

- Это все, конечно, интересно и сложно, но давайте все же поговорим о телевидении. Вас можно назвать "лицом" петербургского "РТР". И информацию зрители воспринимают через вас...

- Да, а потом этому "лицу" предъявляют претензии и высказывают все, что хотели бы адресовать чиновникам. Однажды ехал в автобусе после выборов, и какая-то женщина кричала на меня: "Как вы могли выбрать Валентину Матвиенко!"

- Неприятно. А каким должен быть хороший ведущий?

- Хорошим рассказчиком, в первую очередь. Время дикторов прошло давным-давно. Ведущий должен сам понимать, что говорит, и сообщать информацию нормальным, человеческим языком, чтобы и зрители понимали. У нас в редакции было табу на слова "является", "прибыл", "присутствовал", "проинформировал" и т. д.

- Эмоции допустимы?

- Почему нет? Если мне хочется улыбнуться, я улыбаюсь. Но когда мне редактор говорит: "Не сиди такой мрачный!", а в выпуске - два трупа и авария в метро, то радость, наверное, не очень к месту.

- А бывает, что читаете текст, а в вас все сопротивляется тому, что там написано?

- Мне не приходилось читать тексты, органически противные мне. Можно сказать, повезло. Но вообще, я считаю, ведущий должен следовать корпоративным установкам. А если с чем-то не согласен, есть интонация, мимика. Когда я работал на Чапыгина, ведущие иногда просто опускали глаза и читали текст по бумажке. Ясно, что они не хотят, но должны.

- Знаете, иногда кажется, что корреспонденты и телеведущие - абсолютно безграмотные люди, да еще с плохой дикцией. Ударения то и дело неправильно ставят, с падежами большие проблемы. У вас на канале есть какие-нибудь специально обученные люди, которые следят за тем, как и что сотрудники говорят?

- Откровенно говоря, многие известные ведущие присвистывают, некоторые буквы не выговаривают. Что называется, в театральный институт не возьмут, но шарм придает. Если проблемы серьезные - с речью, со связками, есть педагоги. А за ошибки в ударениях корреспондентов штрафуют. У нас целая комната словарей, к тому же надо все время перепроверить, советоваться. К ведущим относятся лояльнее, потому что иногда в режиме скороговорки можно зарапортоваться.

- Считается, что лучших "забирает" Москва. Почему вы не в столице?

- Там очень легко потеряться, масса таких примеров. Большой город, он изматывает, выжимает из тебя все силы, а потом выбрасывает, как ненужную вещь.

- Какие ужасы вы говорите. Здесь, по-моему, тоже довольно легко потерять себя, особенно в телевизионной машине.

- Если человек сильный, он справится. Надо больше общаться с людьми, не связанными с телевидением. В ущерб работе надо друзей сохранять. Хотя я знаю людей, которые добились успеха, но руку мне им пожать не хочется. Через стольких они перешагнули... Я-то миролюбивый, никого не съел.

Мария Каменецкая

 

Дирекция Новости Дирекции Контакты Пресса о нас Программа передач Карта сайта Ссылки

 

ЭСМИ "Россия-Санкт-Петербург" (www.rtr.spb.ru). © 2001-2021, www.rtr.spb.ru (ртр.спб.ру). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-72201 от 24.01.2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин Андрей Анатольевич. Ответственный за содержание сайта -  Александрова Екатерина Анатольевна. Адрес электронной почты редакции ЭСМИ - webmaster@rtr.spb.ru. (812) 234-56-37. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК) и со ссылкой на сайт "www.rtr.spb.ru" (для интернет-проектов - с гиперссылкой). Для детей старше 16 лет.