"РОССИЯ - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"
 
Вы здесь: Главная > Пресса о нас > Послевкусие истины  
 

Послевкусие истины

Журналист должен смотреть на события глазами тех, для кого он работает
 

На обложку журнала "Покровитель искусств и наук МЕЦЕНАТ" вынесены слова о "социальной ответственности бизнеса". Ряд наших авто­ров справедливо напоминают и о социальной ответственности государства. Но разве сама "четвертая власть", как порой называют прессу, не обязана также играть по правилам? Именно СМИ формируют общественные настроения и вкусы, прививают идеалы добра и справедливости, а при неумелом, безответственном подходе создают очаги напряжения и нетерпимости. Поэтому разговор о воздействии СМИ на общество для "МЕЦЕНАТА" не случаен. Предлагаем полемические заметки на этот счет, которы­ми поделился с редакцией Алексей Губанков - один из признанных профессиона­лов медийной сферы, обладатель Гран-при конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области "Золотое перо-2004" и председатель жюри конкурса-2005, итоги которого будут подве­дены вскоре после выхода в свет этого номера журнала.
 
"Социальная ответственность журналиста" - словосочетание ныне модное и востребованное, но страдающее, как бы это помягче сказать, некоторой понятийной ситуативностью. Казалось бы, привычка к осознанию таковой (ответственности) должна стать неотъемлемой частью воспитания молодого служителя пера.

Есть, правда, здесь одна основополагающая вещь. Раньше, в советские времена передовиц и репортажей с полей, формирование функции ответственности монополизировало государство. Безответственно было, например, показывать в программе "Время" "капиталистические" страны во вменяемом виде, безответственно было и любое сомнение в правильности выбранного пути. Знаете ли вы, что для так называемых "паркетных" ленинградских телевизионщиков (тех, кто снимал официоз) безответственным было показывать лицо первого секретаря Ленинградского обкома партии Григория Романова слева?  Его все время справа снимали. Такие особенности лица. Все знали, что Романова зритель должен видеть так, а не иначе.

Годы перестройки, когда журналистика стала, по общему мнению, главным народным поводырем, выжгли каленым железом данную во многом извне советскую журналистскую ответственность. Отмена цензуры, расцвет публицистики, становление нового телеви­дения... Тогда мы все вдруг осознали другие масштабы ответственности: перед историей, мировым сообществом, народом, вечностью. Вдруг стало безответственным писать о стране позитивно, любое достижение трактовалось как полученное неправедным путем или из-под палки.

Сейчас - период в истории России особый, характеризуемый некой дезориентацией в пространстве. Государственная составляющая формирования чувства ответственности пока слаба хотя бы потому, что основные критерии государственной политики только вырабатываются. Я настаиваю на том, что ответ­ственность - это прежде всего ориентация на систему общественных ценностей, часть которых определяет страна в нынешнем ее состоянии. У нас же пока солидарное чувство ответственности возникает лишь тогда, когда нас ругают иностранцы. Но это скорей из области психологии.

Нынешний исторический период, когда мы остались один на один с серьезными жизненными проблемами, дает серьезный шанс для формирования ответственности человеческой, а не идеологической. Трагические события на Дубровке многому научили россий­ское журналистское сообщество. Печальный тренинг идет постоянно.

Помню, однажды Леонид Парфенов показал в "Намедни" мужичка, который литрами пил растворитель, чувствуя себя при этом прекрасно. В итоге - об этом писала пресса - насмотревшись телевизора, по всей Рос­сии отравилось около ста человек. Или вот еще, в день памяти Анатолия Собчака, когда на могиле первого мэра Петербурга был и президент, в "Намедни" появился сюжет, видимо, снятый заранее. Там Ксения Собчак рассуждала о всяких модных штучках, в очередной раз шокируя пуритански настроенную публику. Почему именно в день траура? Зачем и для кого это было сделано? Возмож­но, просто так. Цинизм и дефицит малейшего человеколюбия. С другой стороны, вот такая у нас "золотая молодежь". Вот такая автор­ская программа. Вот такой внеморальный подход.

Пугает нынешняя размытость границ между журналистикой и пиаром. Служители пера за большие деньги уходят в паблик-рилейшнз и становятся функцией фирм, теперь они ОТВЕТСТВЕННЫ за прибыль и процветание компаний. Хотя в журналистике можно достичь гораздо большего, ведь она предоставляет грандиозные общественные возможности. Сколько появилось юных созданий, желающих иметь после пятилетки студенчества твердый и высокий заработок. Здесь и немедленно. Удивительно, но они даже не хотят прославиться, стать известными на ниве общественной пользы. Немудрено: путь к славе тернист, требует смелости, кропотливого труда, чуть ли не ежедневных размышлений над проблемой выбора. Если говорить о журналистике информационной, то для нее очень важно "попадание в тему", мейнстрим. Это свойство профессии.

Например, сейчас у нас активно раскручиваются темы птичьего гриппа, национальной и религиозной нетерпимости, дисциплины в армии и т.п. Именно они создают информационный фон и наиболее остро воспринимаются зрителем. И уже здесь можно вести речь об ответственности. Два примера. Пик собы­тий, связанных с монетизацией социальных льгот. Митинги, возмущенные люди. В этот же день знаковый и шикарный званый вечер с сот­ней узнаваемых гостей. Показывать в одном выпуске новостей? "Разводить" по разным? Мы не показали вечеринку вообще, хотя это явно не повысило наши рейтинги...

Или вот недавнее сообщение одного информационного агентства: "Еще одно нападение на иностранного студента в Петербурге". Новость замелькала в СМИ... Начинаем разбираться: двое пареньков побили ливанца. Но не силь­но и явно совсем не потому, что он ливанец. Хулиганов оперативно поймали. Вот и все событие. Зачем его в нынешней острой си­туации тиражировать? В чем здесь новость? В том, что это случилось с ливанцем? Или вот еще: недавний суд над бандой Юрия Шутова. Суд признал, что он убийца, причем серийный. А в новостийном сюжете одного телеканала об итогах суда показали аж четыре фрагмента интервью с Шутовым. Конечно же, он выглядел как абсолютно невинный человек. Я хочу под­черкнуть, это не какой-то спорный судебный случай. ВЫНЕСЕН ПРИГОВОР.

У журналиста, как и у врача, должна быть одна главная заповедь: "не навреди". Прежде чем что-то сказать, опубликовать, показать, нужно подумать, так ли безобидна эта информация для тех, кто ее воспринимает. Есть одна полезная вещь, которую мы вот уже пять лет практикуем в петербургских "Вестях": нужно посмотреть на происходящее глазами обыч­ного телезрителя, и тогда все станет на свои места. Я абсолютно уверен в том, что сейчас наши "Вести" - это социальное телевидение. Именно поэтому они столь популярны. Мы смотрим на любую проблему не со стороны "сцены", а со стороны зрительного зала. Мы обязаны не просто рассказать о том, что пре­зидент поучаствовал в саммите ЕВРАЗЭС, мы должны рассказать, как его результаты отра­зятся на уровне жизни Марьи Ивановны и Ни­колая Петровича.

Несколько лет назад мы придумали на нашем сайте "Народную линию". Там любой желающий может рассказать о наболевшем. Пишут обо всем: о протекающих трубах, о проблемах с получением гражданства, об уплотнительной застройке, о гаражах, о милицейском произволе и т.п. Своего рода энциклопедия петербургской жизни. Для нас это важнейший источник информа­ции и настроений. Сотни тем нам подсказы­вает именно "Народная линия". Если, с нашей точки зрения, проблема типична, мы делаем материал по конкретному адресу, и в большинстве случаев вмешательство телевизионщиков дает потрясающий эффект. Я могу перечислить десяток весьма острых поставленных нами общегородских проблем, по которым потом власти принимали решение в пользу людей.

 Журналисты информационного агентства "Росбалт" и петербургских "Вестей" затеяли и удачно завершили проект "Петербургская параллель". Мы проехали по пяти городам, географическим побратимам Петербурга с простой целью: узнать, что сейчас разде­ляет столицы и провинцию, единая ли мы нация, действительно ли Россия - расколотая страна? Этот проект - социальней некуда, и полученные результаты вполне могли бы пригодиться для выработки национальной стратегии в ближайшие годы. Так, выяснилось, что в провинции лучше петербуржцев знают отечественную историю, а разделяют нас не религиозные и национальные предрассудки, а совсем другие вещи.  Определение социальной ответственности телевидения - штука сложная. Вот, например, "Дом-2". Бесконечные реалити-шоу многие ругают: мол, бессмыслица, потакающая низменным инстинктам. С другой стороны, аудитория у проекта огромная, он выполняет как раз функцию общественной терапии. Это отвлекает и развлекает. А вечно неунываю­щий Петросян - чем не терапия?

По большому счету, социально ответственно было бы вообще запретить телевидение, потому что оно создает некий виртуальный мир, отвлекая человека от решения вполне реальных проблем, предлагая ему не САМОМУ СТРОИТЬ свою жизнь, а наблюдать в сериалах за строительством ЖИЗНИ ЧУЖОЙ. Требуя от ТВ только просвещения и информации, мы обращаемся явно не по адресу. Если не брать в расчет спе­циализированные каналы, где можно смотреть программы о культуре или новости, надо при­знать, что основная масса россиян смотрит сейчас эфир ради развлечения. Программа, в том числе и новости, имеет успех только тогда, когда в ней есть хотя бы элементы шоу. А в чем социальная ответственность, социальная составляющая шоу?

Идея общественного телевидения, отстаивающего именно социальные интересы, хороша, но вряд ли в ближайшее время реализуема в России. Это произойдет именно тогда, когда общество почувствует себя обществом, а не набором соседей, живущих в разных условиях и получающих разную зарплату. К тому же сейчас масс-медиа серьезно политизированы. Особенности российского рынка: ныне политика - самый ходовой товар.

Мне все-таки кажется, что формирование чувства ответственности у журналистов связано не только с механическим накоплением профессионального и жизненного опыта, но и с качеством знаний. Хорошего базового образования катастрофически не хватает. Не хватает элементарного знания литературы, истории. А ведь если это не заложено изначально, потом будет поздно. У профессии нашей нет времени суток, нет графика. Это скорее состояние, в которое ребята погружаются нередко уже на втором, а то и на первом курсе профильного факультета. По-настоящему работать и параллельно качественно учиться сейчас невозможно. С другой стороны, без реального журналистского опыта знания остаются лишь теорией. Такой вот замкнутый круг.

Ответственность - одного корня с понятием "ответ". Вопрос и ответ составляют диалог. Журналист - это интерфейс, передаточное звено в диалогах людей, диалоге общества и власти. Ответственность профессии в том, чтобы обес­печить понимание участников диалога, в том, чтобы донести до глаз и ушей публики сформулированный общественный интерес.
 

 

Дирекция Новости Дирекции Контакты Пресса о нас Программа передач Карта сайта Ссылки

 

ЭСМИ "Россия-Санкт-Петербург" (www.rtr.spb.ru). © 2001-2020, www.rtr.spb.ru (ртр.спб.ру). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-72201 от 24.01.2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин Андрей Анатольевич. Ответственный за содержание сайта -  Александрова Екатерина Анатольевна. Адрес электронной почты редакции ЭСМИ - webmaster@rtr.spb.ru. (812) 234-56-37. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК) и со ссылкой на сайт "www.rtr.spb.ru" (для интернет-проектов - с гиперссылкой). Для детей старше 16 лет.